ИСАЙЯ, 7:14

АНТИ-МИССИОНЕРСКИЙ УПРЕК:

Еврейский Танах приводит этот стих в настоящем времени:

“Поэтому Господь Сам даст вам знамение; вот, молодая женщина (альма) имеет (во чреве) дитя, и она родит сына и она назовет его Эммануилом.”

Греческая Септуагинта изменила значение ивритского «альма» с «молодая женщина» на «девственница»и поставила беременность в будущее время. Эти два изменения определенно имеют христианскую подоплеку. Матфея, 1:22-23 звучит так:

“…се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил…”

ОТВЕТ аДАВАР:

Наш анти-миссионерский аппонент абсолютно прав.

Знамение, обещанное Израилю, содержит фразу «молодая женщина/девственница (беременна) ребенком». В оригинале на иврите знамение имеет форму настоящего времени. Перевод Танаха на английский преподносит стих верно: «беременна ребенком/имеет во чреве». Так или иначе, знамение тогда еще не было дано. Завершится это даяние в будущем. Таким образом и содержание, «молодая женщина/девственница беременна», станет реальностью когда-то в будущем. Знамение не появится раньше, чем после разговора Исайи с царем Ахазом.

Наше исследование нам нужно начать со слов, предшествующих «имеет во чреве/беременна». Нам нужно начать с фразы «даст вам знамение». Глагол, переведенный как «даст» в еврейском тексте стоит в несовершенной форме. Несовершенная форма описывает незаконченное, незавершенное действие. Таким образом, стихи, где события описываются в этом времени, справедливо переводятся как должные совершиться в будущем. Переводчики Септуагинты приняли справедливое решение и перевели такие глаголы на греческий в будущем времени. Такое изменение допустимо, потому что знамение обещано в будущем и грамматически, и контекстуально. Еврейские переводчики в данном случае просто сделали Таргум, объяснительный перевод. Теперь, когда определено время знамения, нам нужно проанализировать его само.

Итак, что это за знамение? Давайте начнем с определенного артикля в иврите. Определенный атрикль существует в иврите, как и в английском языке, и ставится обычно перед определяемым словом, указывая на конкретность, определенность объекта. В тексте он стоит перед словом «молодая женщина/дева», давая читателю понять, что разговор идет о какой-то определенной особе. «Определенная особа» беременна. Более того, она рождает сына и назвала Его «Бог с нами». Да, Исайя облекает само знамение в форму настоящего времени. Она рожает именно в тот момент, когда он говорит. Исайя вправе использовать именно такую форму грамматического построения предложений, потому что он видит это самое рождение своим пророческим взором, не ограниченным временем и пространством. Он видит момент рождения, который происходит в будущем. Иначе — весьма сомнительно, чтобы в тот самый момент, в том настоящем для себя времени, Исайя наблюдал бы реальный процесс рождения ребенка. Если бы было так, то он наблюдал бы роды женщины в открытом, публичном месте. Если бы это было так, то он наблюдал бы за роженицей «в конце водопровода верхнего пруда, на дороге к полю белильничьему» (Исайя, 7:3). Согласно тому же стиху, зрителями были бы так же Ахаз и вся его свита. Контекст говорит о каком-то публичном месте. Возможно, Ахаз проверяет запасы воды в Иерусалиме накануне ожидаемого конфликкта с Сирией и Израилем (Исайя, 7:1-2). Очень невероятно, что какая-то женщина могла бы оказаться там же в такого рода положении/ситуации.

Каково же объяснение? Я думаю, все объясняется тем, что это событие будущего Исайя мог видеть свершающимся своим «духовным оком». Он, будучи пророком, видит происходящее в будущем. К тому же это рождение и должно быть «знамением». Слово «знамение» обозначает либо само необычное событие, или как-то указывает на него. Например, знамение может указывать на историческое событие прошлого, камни в Иордане (И.Навин, 4:6), или – заглядывать вперед, предвосхищая исполнение обещания о будущем мире, где не будет терновника/колючек (Исайя, 55:13).[1]

Смысл текста в том, что рождение должно быть необыкновенным. Оно должно отвечать критериям знамения. Недевственная молодая женщина, рождающая ребенка — вряд ли может считаться необычным событием. Такие вещи происходят на свете каждый день. С моей дочерью такое случилось уже четыре раза. Это не описание молодой женщины, рожающей в публичном месте. Это знамение о рождении девственницей. Физическое состояние женщины — вот знак, а не физическое местоположение процедуры родов. Физическое местоположение будет освещено в Михея, 5:2 — Вифлеем, но сейчас не об этом. Женщина, дающая жизнь ребенку, будучи девственницей — таково будет знамение. Такие вещи каждый день не случаются.

Анти-миссионеры заявляют, что Септуагинта фальсифицировала текст, изменив время стиха с настоящего на будущее. Я уже показал, что раввины, переводившие Исайю, 7:14 на греческий язык, приняли правомерное решение. Если фальцификация имела-таки место, то она была сделана еврейскими равами. Септуагинта была сформирована задолго до того, как на сцене истории появился Иисус. Перевод Септуагинты был сделан между 285-244гг. до Р.Х. В то время не было еще никакого «христианского влияния». Раввины, переводившие этот текст, поняли его относящимся к будущему и имеющим ввиду девственницу. Они переводили согласно своему пониманию текстов на иврите. Они не переводили согласно несуществующему еще тогда «христианскому» пониманию. Плюс ко всему, нам не нужна Септуагинта, чтобы определить то, что еврейское слово «альма» обозначает девственницу. Анализ слова «альма» покажет нам это.

В библейском иврите «альма» обозначает исключительно девственницу без надобности какой бы то ни было проясняющей информации. Септуагинта попросту поддерживает такое заключение. Опять же, Матфей пользуеся еврейскими текстуальными источниками, доступными ему в первом веке н.э. По мере того, как он сравнивает текст и то, что знает об Иисусе, он видит буквальное пророчество, произнесенное Исайей, и буквальное исполнение его в жизни Иисуса. Затем он передет свое понимание своему читателю. Читатель же может сам определить и решить, прав Матфей или нет.

Это приводит нас к другому, логически вытекающему из сказанного, возражению. Давайте перейдем к следующему упреку и разговору о слове «девственница», также присутствущему в этом отрывке.

  1. ^ Harris, R. Laird, Theological Wordbook of the Old Testament, (Chicago: Moody Press, 1999, c1980), p.19